Уверенность и мощь Александры Трусовой во время контрольных прокатов сборной России в Челябинске напомнили о временах доминирования Евгении Медведевой перед Играми в Пхёнчхане. Если российская фигуристка, вернувшаяся весной от Евгения Плющенко к Этери Тутберидзе, сможет обуздать свой максимализм и станет расчётливее, то будет иметь неоспоримое преимущество перед всеми своими соперницами.

Механизм замедленного действия: как Трусова становится в разы опаснее и сильно напоминает Медведеву

Если бы Саша Трусова родилась в Японии, болельщики ездили бы за ней по миру, как мотаются за единственным из нынешних кумиров всей страны Юдзуру Ханю. В Стране восходящего солнца умеют восхищаться тем, что недоступно для понимания. Когда королевой местных сердец была Мао Асада с визитной карточкой в виде трёх тройных акселей — прыжков, на которые не рисковала замахиваться в соревнованиях ни одна одиночница мира, приходилось лично лицезреть, как пожилая, высушенная долгой жизнью японка пыталась незаметно отщипнуть пёрышко с платья Мао, стоя рядом с фигуристкой в лифте.

Пять четверных прыжков Саши Трусовой — явление из той же, совершенно недоступной для понимания категории. Дай волю японским болельщикам, они, наверное, просто разобрали бы кумира по косточкам от макушки и до пяток на сувениры.

Но, если отбросить эмоции, сразу возникает вопрос: что нового показала Александра на прокатах в Челябинске? На пять четверных она посягала и раньше, пусть даже в рамках соревнований удачными получались в лучшем случае пара-тройка попыток. Более того, вплоть до нынешнего сезона в фигурнокатательной среде не смолкали разговоры о том, что Трусовой при всей её прыжковой уникальности совершенно не нужен подобный технический экстрим. Что он рушит образ, ломает программу, превращая четыре минуты произвольного катания в прыжки ради прыжков, и в сухом остатке выходит, что спортсменка, продолжая повышать сложность, сама роет себе яму, в то время как соперницы изящно и уверенно штампуют чемпионские титулы гораздо меньшей кровью.

Александра Трусова произвела фурор в произвольной программе на контрольных прокатах сборной России по фигурному катанию в Челябинске….

Наверное, было нужно, чтобы прошёл еще один год, и все мы увидели: количество ультра-си совершенно не является помехой хореографии и эстетическому восприятию, если программа поставлена так, что фигуристу в ней удобно абсолютно всё.

А может быть, Саша просто наконец-таки доросла до собственных амбиций не только эмоциями и телом, но и головой.

Маятник болельщицкого восприятия сейчас наверняка качнётся в ту зону, где станет модно говорить о том, что Трусова вытянула счастливый билет, вернувшись в «Хрустальный» после года, проведённого в академии Евгения Плющенко, что ей крупно повезло оказаться принятой, а не отвергнутой, и что минувший сезон, увенчавшийся лишь бронзой мирового первенства, был, конечно же, ошибкой как в плане тренировок, так и не слишком подходящих фигуристке лирических программ.

Истина, как всегда, лежит где-то посередине. На мой взгляд, громадная заслуга Плющенко заключается в том, что он не только дал Саше возможность развиваться во всех направлениях, подключив к тренировочному процессу самых разных специалистов (такая возможность имелась у фигуристки и в «Хрустальном»), но создал для неё в стенах собственной школы обстановку абсолютной эксклюзивности.

Это вообще важно для спортсмена — почувствовать себя в период осознанного взросления особенным, центром чьей-то вселенной. У человека, который поймал это чувство, появляется иная уверенность в себе. Меняется даже взгляд. И ты, глядя на фигуриста со стороны, понимаешь ещё до начала выступлений: вот он, настоящий лидер, определяющий лицо собственного вида спорта.

Как все мы понимали это на примере двукратной чемпионки мира Евгении Медведевой в те два с половиной года, что она выносила соперниц на всех турнирах подряд. Ведь главными в том победном катании были вовсе не глубина понимания спортсменкой музыки или изыски хореографических либретто, а невероятный напор, стремление разорвать всех, и собственные страхи в том числе.

Собственно, и в Челябинске Саша больше всего напоминала ту несокрушимую Женю.

Читать также:  «Сказал это впервые, но совершенно искренне»: Медведев о величии Джоковича, свисте болельщиков и триумфе на US Open

Всё сказанное вовсе не гарантирует Трусовой иммунитета от поражений. Сложнейший прыжковый контент — это всегда повышенный риск, независимо от того, насколько уверенно фигурист владеет прыжками. Сокрушительные провалы в этом отношении случались и у той же Мао — в короткой олимпийской программе Сочи, а историю дебюта Нейтана Чена на Играх в Пхёнчхане впору издавать отдельной брошюрой под грифом: «Как избежать ситуаций, которых не может произойти никогда». К тому же сумасшедший прокат произвольной программы Трусовой в Челябинске — это всё-таки пока ещё единственный прецедент, который по большому счёту не имеет никакого значения ни с точки зрения рейтинга спортсменки, ни в плане дополнительного соревновательного опыта.

На контрольных прокатах сборной России по фигурному катанию в Челябинске состоялся показ коротких программ одиночниц. Камила Валиева…

Безусловно, и самой Саше, и её тренерам было важно убедиться в том, что фигуристка справляется с поставленной задачей, но в том же Челябинске была и короткая программа, где Трусовой не удался тройной аксель, как он не удавался в начале прошлого сезона на этапах Гран-при. А значит, по-прежнему актуален вопрос: стоит ли предпринимать попытки всё-таки воткнуть аксель в программу или ограничиться прежним набором с двойным прыжком, заведомо теряя на этом базовую сложность?

В чём же в таком случае Трусова лучше тех, с кем ей предстоит соперничать? Ей, безусловно, сильно повезло: во-первых, она не слишком выросла и, в связи с этим, не потеряла ни силу, ни резкость, а, напротив, приобрела дополнительные физические кондиции, позволяющие без видимых проблем справляться с любым техническим контентом и дающие определённые гарантии, что Саша при желании может остаться в фигурном катании до следующей Олимпиады. Во-вторых, обе программы, поставленные для Трусовой Даниилом Глейхенгаузом, легли на фигуристку, как влитые: в них она выглядит королевой, и ей не требуется свита для того, чтобы как-то это подтверждать.

А кроме того, тренерский штаб уже не пытается никоим образом препятствовать стремлению Саши к запредельной для женского катания сложности, хотя два года назад споры о допустимом количестве четверных прыжков велись между тренерами и фигуристкой постоянно.

Но главное преимущество заключается в том, что Трусова стала выглядеть в этом сезоне намного взрослее, интереснее и сложнее по катанию, чем год назад. Такой Саши, по-настоящему опасной во всех отношениях, мир ещё не видел. И она наверняка продолжит набирать обороты, в то время как чемпионка мира Анна Щербакова, чемпионка Европы Алёна Косторная и даже Камила Валиева, которую вот уже второй сезон принято называть главной олимпийской надеждой страны, работают прежде всего на удержание качеств и кондиций, заметно подрастраченных за минувший год. И нужно время, чтобы всё наверстать, стабилизировать, а в идеале ещё и сделать шаг вперёд. А его остаётся катастрофически мало.

Главное, чтобы на всё задуманное спортсменкам хватило здоровья. И тогда мир получит шоу, равного которому по накалу на Олимпиадах ещё не случалось.