Может ли мама подарить дважды жизнь своему ребенку? Причем не просто подарить, а отдать часть себя, в прямом смысле этого слова.



В середине апреля есть день, когда чествуют доноров крови. Но есть и другие доноры – те, что отдают свои органы. И не всегда это происходит посмертно. Для многих из нас тема трансплантологии  – нечто из области фантастики. Однако статистика неумолима: с каждым годом все больше становится людей с заболеваниями поджелудочной железы, все больше рождается детей с серьезными патологиями сердца, почек, печени…

Когда дело касается материнской любви вопрос естественного отбора (как бы это кощунство не звучало) уходит далеко за второй план. Есть мамы, которые решили для себя, что их дитя будет жить, несмотря на страшный диагноз, несмотря на неутешительные прогнозы. И для этого они пойдут на все. В том числе отдадут часть себя своему ребенку.

Нашу героиню зовут Инна Акимова. Она живет в соседнем Прокопьевске, но, несмотря на это ее можно часто увидеть в новостях федеральных телеканалов. Особенно тогда, когда передают новости из крупнейшего в России центра трансплантологии имени Шумакова. Туда Инна попала в 2013 году со своей 9-летней дочерью Алиной. Неутешительный диагноз – поликистоз почек детского типа – это смертельный приговор в первые 10 лет жизни. Чем бы закончилась история Алины Кучумовой если бы не самоотверженная любовь матери – страшно даже представить. Но обо всем по порядку.

- Алина была очень желанным ребенком, - рассказывает свою историю Инна – Впрочем, таким она и останется для нас навсегда. К тому времени старшие дети были достаточно взрослыми: дочери 13, сыну 18. Беременность протекало неплохо, несмотря на то, что мне тогда было уже 37 лет. Роды прошли нормально. А потом началось. То одно не так с ребенком, то другое. Врачей очень тревожил ее большой животик. Так, практически сразу после ее рождения в 2004 году мы оказались в детской больнице №4 города Новокузнецка, в отделении патологии новорожденных.

Никто ничего толком не говорил. Алина лежала в отделении интенсивной терапии, а я отдельно. Было категорически показано грудное вскармливание. Эта процедура на тот момент была практически единственной связующей ниточкой с моим ребенком. А вокруг – полное незнание, отчаяние и отсутствие поддержки. Что на тот момент меня спасло? Слова 25-летней девочки, которая лежала вместе со мной: «Если ты опустишь руки, она точно погибнет!»

После ее слов – ни минуты отчаяния, никаких сомнений. Только вперед, только борьба с заболеванием. Тяжело ли было бороться – да.
Во-первых, на тот момент практически негде было достать информацию о том, что такое поликистоз почек детского типа. Откуда он мог взяться и как его лечить.
Во-вторых, ситуацию омрачало полное отсутствие поддержки со стороны врачей. Нет, они делали, что могли. Но вот знали они не больше моего. Что мне хотелось на тот момент? Услышать, что это ошибка, что диагноз неверный, что моя дочь проживет долгую и счастливую жизнь. Вместо этого в один «прекрасный» вечер я услышала от лечащего врача: «Вы же понимаете, что ваш ребенок обречен?»

Что потом? Наверное, депрессия и самостоятельное выкарабкивание из этого состояния. А дальше борьба за жизнь Алины. У нее были постоянные пиелонефриты. Они убивали и так несостоятельные, еле работающие почки. С каждым годом все сильнее и сильнее.

Про пересадку почки заговорили еще до того, как Алина попала на перитониальный диализ. Что это такое? Это когда через дырочку в брюшную полость сначала закачивается специальный раствор, а потом сливается обратно. Так по 6 раз в сутки. Все для того, чтобы очистить кровь от шлаков и токсинов, которые не выводят из-за болезни почек. Вот только к почкам на тот момент стала присоединяться и печень. Она тоже отказывалась чистить кровь от токсинов. Ребенок медленно погибал от отравления продуктами жизнедеятельности собственного организма.  Тогда ей было самое время идти в школу. Не пошла. Не смогла, была привязана к диализу.

2014 год. Алине почти 10 лет. Уже везде есть возможность выхода в интернет. В этом его огромный плюс – отсутствие информационной изоляции. Я нашла родителей таких же детей. Многие уже прошли через пересадку почки. Кому-то из них органы отдавали родственники, кто-то ждал месяцами трупную пересадку.

К этому времени мы лежали уже в Новокузнецке в Детской больнице №7. И там и здесь нас наблюдали нефрологи. Когда врач-нефролог Марина Семеновна Басалаева сказала мне, что пересадка – это единственный выход для Алины, единственная возможность жить дальше, у меня был лишь один вопрос: «Могу ли я быть для нее донором?»

- Конечно, как мама Вы самый первый претендент!

А дальше поездка в Шумаково. Ох, и испугалась же я, когда доктор стал при мне планировать наше лечение: «Почки убираем, селезенку – убираем, печень – убираем…» А что остается тогда? Это было начало лета. Врач-нефролог из Шумаково посоветовала нам подождать до осени. Летом, в жаркую, душную погоду есть свои минусы для больших операций. Но самое главное – мне сказали, что я полностью подхожу как донор для Алины. И по почке, и по печени.

И тут, до осени, началось самое «интересное». Прокопьевские доктора мало что знали даже о существовании такого центра в Москве. А тот факт, что мы готовимся ехать на родственную пересадку – вводил их в ступор. Это было как фантастика для них, что ли. Хотя, что тут необычного: подобные операции проводятся в том центре с 80-тых годов прошлого века. Да и наше, Кемеровское отделение трансплантологии на хорошем счету. Правда там оперируют только взрослых, и делают только трупные пересадки. А моей дочери тогда длинных сроков жизни не отмеряли. Мою борьбу за ее жизнь принимали, как сумасбродство на грани психического расстройства.

А ведь время прошло, я смогла вытащить своего ребенка, я показала, что такое возможно, и все это реально. Так нет, не хотите помогать, так хоть не мешайте. И этого тоже хватало. Что ни справку взять – везде через звонки то в Облздрав, то в Москву. Почему так? Наверное, потому, что опять не верили. Не знаю, но нервов и сил на это было потрачено больше, чем на восстановление после операции.

Январь 2015 года. Тогда я поняла, что чудеса имеют место в нашей жизни. Даже, несмотря на то, что Сергей Владимирович Готье, руководитель Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова, говорит, что чудес не бывает. Операция прошла успешно. Все проходило в двух операционных. В одной у меня забирали почку и 2/3 печени, в другой оперировали Алину. У меня часто спрашивают, сколько все длилось. Очень долго, больше 6 часов. После были три дня реанимации для меня, и несколько недель восстановления для Алины.  А дальше? Дальше жизнь! Почти нормальная, человеческая жизнь для моей дочери!

Раньше у нее не было друзей. В больше части она общалась лишь с детьми из больниц. И в этом была своя трагедия: многие из них ушли… ушли навсегда, не справившись со своими болезнями. После пересадки, когда позади был критический период, Алина стала сама выходить на улицу. У нее появились подруги! Она стала посещать театральный кружок, и ей там очень нравится заниматься. Она больше не привязана к дому, к больнице. Да, ее жизнь всегда будет отличаться от жизни здоровых людей. Но эти отличия после операции стали минимальными…

Что будет дальше? Вы не поверите, и дальше будет борьба за жизнь дочери. После пересадки органов люди должны всю жизнь принимать специальные препараты, которые подавляют иммунитет. Да вот в чем беда: почему-то сейчас те препараты, которые с успехом применялись много лет, которые показаны для применения детям и не имеют столь сильных противопоказаний, стали заменяться другими препаратами. Иногда даже теми, что не имеют опыта применения у детей. Кто стоит за подобными «заменами», мне сложно судить. Но вот то, что неправильная терапия может привести к гибели ребенка – тревожит меня очень сильно. Сейчас моя борьба заключается в том, чтобы вовремя находить и доставать нужные нам лекарства. Они нам показаны по жизненным показателям. Они сверх дорогие, покупать их нам будет не под силу даже на одну неделю. Моя мечта – чтобы у Алины всегда были эти, нужные ей для жизни, лекарства.

А теперь о самой Инне. Она не очень хочет говорить о том, что ей пришлось пережить самой. Я не знаю, через что было сложнее пройти: через незнание, тревогу, отчаяние вначале, или через боль после операции.

А боль была. Хоть и говорят, что потеря одной почки и большей части печени никак не отражается на здоровье человека, это неправда. С момента операции пошел третий год, и только сейчас у Инны некоторые показатели анализов пришли в норму. В том числе почечные показатели: уровень креатинина был выше нормы, что является показателем наличия почечной недостаточности. В любом бы другом случае Инне дали бы инвалидность. Но только не ей: она добровольно решила отдать почку своей дочери. Та же история и с печенью: после операции открылся печеночный свищ, Инне пришлось больше полугода ходить с дренажом в брюшной полости. Вы только подумайте, любой алкоголик, наркоман, который покалечится в пьяном или наркотическом ураге, будет иметь право на инвалидность. А вот живой донор органов – нет. И будь там хоть что у него со здоровьем. Странная политика нашего государства, поощряющая одних, и ущемляющая других. Тех, кто спасает, отдавая часть себя.

Поиски и постоянные «выбивания» нужных препаратов для дочери – это еще не все. Раз в 3-4 месяца и Алина, и ее мама должны прилететь в Шумаково на контрольное обследование. И так всю жизнь. После благополучной пересадки многие благотворительные фонды теряют интерес к бывшим подопечным. В год только на перелеты нужно больше 100 тысяч рублей. Алину не берут в поезд. Ей нельзя, по состоянию здоровья. И эта забота легла на плечи папы. А он… он нервно мешает чай ложкой на кухне, пока я беседую с его супругой. Говорят, что мужчины более крепкие и мудрые, всегда живут только «здесь и сейчас». Не знаю, но похоже, все то, что пришлось пережить его семье, добавило мужчине немало седых волос на голове.

История этой семьи еще не закончена. Каждый день в доме Акимовых-Кучумовых – это победа жизни. Каждый час – радость от того, что твой ребенок улыбается, дышит, живет.

Инна – мама с большой буквы. Мама, подарившая жизнь дважды, отдавшая часть себя своей дочери. Мама, которая во всем полагается только на свою семью, не ищущая и не ждущая ничего взамен.
Можно ли считать ее поступок героическим? Думаю, что нужно.

Наталья ЗУБКОВА. Фото автора

Оцените материал
(6 голосов)
Прочитано 1144 раз

Комментарии (0)

Оценка 0 из 5 основанная на 0 голосах
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
0 Значки
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

О нас

Городские новости
СМИ «Новости Киселёвска»
Контакты:
Адрес:ул.Дружбы,3 652702 Киселёвск,
Кемеровская область, Россия
Телефон редакции:+7 908 952-23-90,
Электронная почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 71936 от 13.12.2017
Учредитель и гл. редактор : Зубкова Н.А.
При Использование авторских материалов активная и открытая гиперссылка на сайт «Новости Киселёвска» обязательна.
Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей. Комментарии с ненормативной лексикой подлежат удалению.

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Я так понимаю старалась над этой писаниной та самая Ев...
Главе Бейского района Стряпкову И.Н. нужно отправить п...

Мы в Соцсетях

Вверх

СМИ «Новости Киселёвска»

Контакты:
Адрес:ул.Дружбы,3 652702 Киселёвск,
Кемеровская область, Россия
Телефон редакции:+7 908 952-23-90,
Электронная почта: kiselevsknews.ru@mail.ru

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 71936 от 13.12.2017
Учредитель и гл. редактор: Зубкова Н.А.
При Использование авторских материалов активная и открытая гиперссылка на сайт «Новости Киселёвска» обязательна.
Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей. Комментарии с ненормативной лексикой подлежат удалению.

18+
Яндекс.Метрика