Что значит испытать на себе ужасы фашистского концлагеря в пятилетнем возрасте – нам не присниться даже в самом страшном сне. Но через этот кошмар прошли многие несовершеннолетние узники. В том числе и Мария Никоноровна Михайлова. Человеческая память милосердна – многие воспоминания об этом ужасе героини нашей статьи основаны на рассказах близких родственников. Но есть и те моменты, которые она пронесла в памяти через всю свою жизнь.



Если ехать из Воронежа в сторону Острогожска, на 44 километре вы увидите указатель «Костёнки 5 км», и необычный щит, говорящий об археологическом музее-заповеднике, расположенном в этом населенном пункте. Сегодня это село на берегу Дона, где каждый квадратный метр земли с щедростью полит кровью советского солдата-освободителя. Село, которое не обошли стороной современные трудности и кризисы: постепенно оно из добротного поселения превращается в дачный поселок для горожан.

- Я родом из Костёнок – это небольшое село в Воронежской области. Родилась в 1936 году. Аккурат, когда к нам в деревню пришли фашисты, мне 5 лет исполнилось. Шел 1942 год. Отец почти сразу в 41 ушел на фронт. А я с мамой и братом осталась. Да только вот беда-то какая была: я у родителей была 6 ребенком. Первые четверо умерли. В тот день, года мы хоронили моего последнего, пятого брата – фашисты и ворвались в деревню. Прямо с кладбища нас согнали в яблочные сады. Было начало лета, жара была днем, а нас домой не пускали. Немцы пришли с Харькова, злые они были и жестокие, голодные, все еду забрали себе, - вспоминает свое детство Мария Никоноровна.

- Спустя несколько дней нас ночью погнали до лагеря, за 100 с лишним километров. С собаками, с плетками, лишь изредка давая отдохнуть людям. Так я с мамой попала в лагерь для мирных жителей в поселке Семидесятное. Гнали нас через села: Прокудино, Расошку, долго гнали.

В лагерь для мирных жителей попали дети, женщины, старики. Практически всех, кроме маленьких детей, днем угоняли на работу. Что я помню из этого времени – это жажду и голод. Было лето, а пить давали не больше пол литра в сутки на человека. А там, чуть за забором с колючей проволокой – ручей. Только ребенок мог пролезть под проволокой, чтобы напиться из ручья. Вот только назад не все возвращались: фашисты не дремали, то собак своих огромных на детей натравят, то прикладом по голове. Много тогда народу погибло в лагере. И детей, и стариков.

А еще я до сих пор помню вкус полусгнившей конины. Этим нас кормили. Так я с мамой в лагере пробыла полгода. В январе 1943 года нас освободили в ходе Воронежско-Косторненской наступательной операции.

После освобождения мы пошли домой. Пешком. А что на нас-то надето было? Практически нечего, в чем летом согнали, практически в том и были. Пришли с мамой в свои Костёнки, а там – пепелище. От дома ничего не осталось. Что делать? Все решили заселяться в уцелевшие дома.

Что мы тогда ели – вспомнить страшно. Топились вербой. Однажды в марте мама пошла за вербой, которая всегда растет в логах да в оврагах, на болотистых местах. Да и провалилась в трясину. Не помню, как она выбралась, как пришла домой. Помню, что через три дня болезни она умерла. Вот только я тогда этого не понимала, думала, что она спит. Дико мне было, что ее повезли в землю закапывать, даже проститься к ней не подошла. Вот так и замкнулась в себе. Говорить о матери я смогла только после 10 лет. Даже отцу ни слова не могла сказать, когда он про нее расспрашивал, придя с фронта.

Вот тогда я осталась одна. Благо с нами в плен попадала и моя бабушка – мама отца, вместе со слепым дядей. Их тоже освободили. После смерти мамы, бабушка меня забрала до прихода папы с войны.

Когда он пришел с фронта, на месте дома – голая земля. Стал папа рыть землянку. Из одной землянки в другую. А попробуй пойди дерево на дом сруби – сразу в тюрьму. Вырыл землянку и надумал снова жениться. Сложно ему было со мной – с маленькой. Ему работать надо, а я полу сиротой по деревне мотаюсь. Нашел себе женщину хорошую, но бездетную. Так его родня отговорила на ней жениться: не знает она, что такое дите, невзлюбит Маруську, что будешь делать? Эх, не всегда мудрость то народная правдивой бывает.

Нашел себе отец другую женщину, с дочкой моего возраста. Помню наше с ней знакомство: посадили нас на печку, а мы, как зверьки, друг на друга смотрим, пальцем друг в друга тычем. А дальше – как в русской сказке про мачеху: свое дите, есть свое дите. Мне не особо ласки и любви перепадало. Все больше сама по себе, да у тетки, младшей маминой сестры в Гремячинском районе за 10 километров от дома. Да в работе по хозяйству. А сестра сводная – избалованная да ленивая. Все больше по улице допоздна шастать. Вот так детство и прошло. Хоть папа и знал, что мне пришлось совсем крохой через концлагерь пройти, особо защищать меня перед мачехой не получалось. Да и ребенок у них общий родился - сестра моя по папе.

Выросла я, выучилась на мелиоратора. Когда училась, говорили, что нас всех выпускников отправят на Целину. Но все потом как-то затихло. А я тем временем стала разыскивать своих родных – двух маминых братьев и сестру. И нашла: тетю на Кузбассе, одного дядю в Смоленске, другого – в Сызрани,

Тетушка тоже еще подростком осталась без родителей. Вышла замуж за вдовца с двумя детьми. Вот она и уехала с ним в Сибирь, в Киселевск по партийной линии, когда мне всего 3 годика было, еще в 1940 году.

Мне пришли от них письма. Все звали к себе. Но вот отец решил, что мне лучше ехать к тетке: кровь родная, а у дядек-то что жены – просто невестки, я для них также буду чужой.

Купил он мне теплое пальто, валенки, надел платок мамы – в Сибирь же еду. А я стипендию копила, пока училась. 148 рублей вышло. На них купила материал и пошила себе платье. Еду в поезде, а сама диву даюсь: как только Урал проехали, люди в поезд заходят в снежном куржаке. Нет, у нас то тоже зима была, и морозы были, но чтобы так! А когда в Новосибирск приехала – тут уж в октябре меня лютый мороз встретил.

Так я в 1954 году попала в Кузбасс. Первый муж тети погиб на фронте, оставив ей двух своих детей. Но она снова вышла замуж, и у нее родились еще два мальчика-погодки. Четверо детей, да еще и я. Новый муж ее был хорошим человеком, работал горным мастером на шахте Вахрушева. Вот он мне и сказал: «Маруся, если хочешь хорошо зарабатывать, нужно идти в шахту»

А как я пойду, если мне 18 лет еще не было тогда? Пошла я перед отъездом в сельсовет и стала вымаливать, чтобы мне недостающих 9 месяцев добавили. Ох, долго же председатель не соглашался, но его уговорила секретарь, сирота, чуть старше меня возрастом.

А с сибиряками я еще в Новосибирске на вокзале познакомилась. Подходит ко мне женщина с саквояжем и спрашивает, куда я еду.

- В Ак-Чурлу какую-то, - говорю я.

- О, и я туда же еду. Посторожите, пожалуйста, мои вещи, в туалет очень хочется…

После познакомились ближе. Оказалось, что эта женщина живет на соседней улице с моей тетушкой. В Киселевск мы приехали ночью. Нас на лошади встретил ее муж. Хотел меня прямо до дома довезти, но я решила сделать сюрприз тетке, Марии Петровне Ермиловой – явилась-то без телеграммы, без предупреждения.

Она меня не сразу узнала. Только когда я рассмеялась. Говорю: « Гостей не ждете?»

- Ждем племянницу, - ответила она.

Вот тогда я и рассмеялась. Тетушка сказала, что смеюсь как мама. Так меня и признала.

А мне все на работу быстрее хотелась. Муж тети – Александр Кузьмич Ермилов, привел меня на шахту. Оказалось, что тогда заместитель его начальника Максима Афанасьевича Убейволка – мой земляк. Он тоже был из Костёнок. В общем, проблем с трудоустройством у меня не возникло. 4 года отработала подземной браковщицей. До 1959 года, когда стали выводить женщин из шахты.

К тому времени я уже замуж вышла. У меня была дочь. Вот только с первым мужем мне непожилось. Ушла от него спустя два года. Через некоторое время снова вышла замуж. Получила комнату в квартире с подселением.

Второй супруг, Николай Першуткин – тоже был хорошим человеком. Дочка моя сильно болела. Чуть ветерок – то сопли, то кашель. Я к тому времени устроилась рабочей на завод «Знамя». Его как раз в Киселевск из Прокопьевска перевозили. А дочь все болеет и болеет. Вот он мне и говорит: «Тебе что важнее, ребенок, или работа? Увольняйся и сиди с ней дома!» Как сказал, так и сделала. Сидела с ней, пока здоровьем не окрепла. После устроилась диспетчером в пассажирскую автобазу Киселевска.

А дальше… вроде и война позади, муж любящий, дочка, слава богу жива-здорова. Живи, радуйся. Забеременела я от второго мужа. Был январь, очень холодно. А я на работе. Как назло открылось кровотечение. А я сижу и жду: вот провожу последний автобус и поеду в роддом. Так нет же, одна из кондукторш мне говорит: «Ты чего вся зеленая? Кровит? Да тебе в роддом надо, ненормальная!»

В охапку меня и в такси. Привезли в роддом. Не помню фамилию доктора, помню, что все женщины его называли Женя. И смотрели на него, как на бога. Так Женя запретил мне вставать с кровати. Поставили утку. Да я что, не смогу что ли до туалета дойти? И пошла. А там потеряла сознание. Меня хватились, быстро на носилки и в операционную. А я все, рожаю. Родился мальчик – кило восемьсот. Рано родился, тяжело ему было в январские холода в роддоме. Так я его спустя три недели в теплое позавернула и домой бежать. А там уж мы его парили-выкармливали…

Супруг сумел выбить нам отдельную квартиру в бараке. Это было знание на улице 3 Сентября: наполовину медвытрезвитель, наполовину – 11 квартир. Сын уже окреп. В тот трагический вечер я его накупала и положила в кроватку. Пошла выливать воду из ваночкии, слышу, как он закричал нечеловеческим голосом. Залетаю в комнату, а он лежит, а на его голове большой кусок штукатурки. В тот вечер сосед решил сделать небольшой ремонт: забить дранку и оштукатурить стену. От первого же удара молотка штукатурка в нашей квартире вывалилась на голову моему сынишки. По ту сторону стены, в нашей квартире, стояла детская кроватка. Сын умер спустя 4 часа…

Долго ли я была в горе? Долго. Смерть – это всегда чудовищно. Но, это был несчастный случай. У соседа семья, да и сам он был инвалидом, практически глухим. Старалась зла на него не держать. Не всегда, правда, получалось.

А потом меня в 1968 году пригласили работать в медвытрезвитель, в розыск неплательщиков, на место уходящей тогда на пенсию супруги начальника отдела кадров ГорОтдела МВД Юрия Александровича Новикова, который тоже был моим земляком.

Что я делала по работе? Разыскивала «клиентов» медвытрезвителя. Услуги этого «заведения» всегда были платными, вот только платить не все хотели. Вот так и проработала там до 1997 года – 29 лет. Ушла на пенсию в звании старшины.

- Как вы думаете, почему люди пьют?

- Кто от чего. Большой всплеск алкоголизма был в 80-тые года. Потом спад, потом снова всплеск. Кто от чего пьет: кто от семейных неурядиц, а кто-то потому, что хочет пить. И мужчины такие есть, и женщины. Это беда настоящая. Народ выжигает не хуже фашизма. Больно было на это смотреть.

- Столько испытаний, столько горя! Как вам удалось все выдержать?

- Своими маленькими плечами горе носила сама, на людей не перекладывала. Маленькими руками за жизнь цеплялась. Очень много в моей жизни значила работа. Хорошие люди, которые меня там окружали. 29 лет в МВД – это уже почти отдельная жизнь, отдельный трудовой стаж. Несмотря, что это была работа в медвытрезвители, я могла с легкостью заменить любого, куда бы меня не послали. Иногда меня называли «ходячей энциклопедией». Все потому, что я каждого асоциального человека, попадавшего хоть раз в медвытрезвитель, запоминала на всю жизнь.

Бывало, что люди говорили: ты живешь, горя у тебя нет. Да как нет? Маму не помню практически, отец не смог вырастить в любви, первый муж оказался не таким уж хорошим, второй умер в 32 года, сын в младенчестве. С мачехой и сестрами тоже отношения не сложились. Они ведь ко мне все приехали, когда я твердо встала на ноги. А потом, сестры побоялись, что я отберу квартиру мачехи. А ведь я этого и в мыслях не держала. А они над ней издевались, унижали, обижали. Сейчас нет мачехи уже в живых. Бог ей судья. Всем нам Бог судья.

В жизни знаете что главное? Это оптимизм! Всегда верить в хорошее, ждать его. И никогда не обманывать людей, тогда на душе будет спокойно…

Кто мне говорит про оптимизм? Та, на чьей груди столько медалей, среди которых Медаль «Непокоренным», ее выдавали выжившим несовершеннолетним узникам концлагерей. Как пронести в душе веру в хорошее, когда столько пришлось перенести? Когда судьба швыряла и ломала, отбирая близких и любимых?

Марии Никоноровне больше 80 лет. Но, несмотря на возраст, она веселая, жизнерадостная и активная женщина. Сразу и не скажешь, что у нее одна внучка, две правнучки, и праправнук.

- Ох уж этот возраст! Раньше я почти каждый год старалась приехать в Костёнки. Там ведь и мама, и отец похоронены. И дети двоюродных братьев и сестер живут. Общаемся мы, часто созваниваемся, а вот последний раз я там была 14 лет назад. А вот возьму и в этом году надумаю к ним приехать? А что, мне ведь всего слегка за восемьдесят! Почему бы не навестить Родину.

Оцените материал
(1 Голосовать)
Прочитано 519 раз

Комментарии (0)

Оценка 0 из 5 основанная на 0 голосах
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
0 Значки
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

О нас

Городские новости
СМИ «Новости Киселёвска»
Контакты:
Адрес:ул.Дружбы,3 652702 Киселёвск,
Кемеровская область, Россия
Телефон редакции:+7 908 952-23-90,
Электронная почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 71936 от 13.12.2017
Учредитель и гл. редактор : Зубкова Н.А.
При Использование авторских материалов активная и открытая гиперссылка на сайт «Новости Киселёвска» обязательна.
Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей. Комментарии с ненормативной лексикой подлежат удалению.

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Люди Киселёвска, большое Уважение Вам за то, что Вы бор...
Непонятна роль организаторов, почему кто-то должен, ес

Мы в Соцсетях

Вверх

СМИ «Новости Киселёвска»

Контакты:
Адрес:ул.Дружбы,3 652702 Киселёвск,
Кемеровская область, Россия
Телефон редакции:+7 908 952-23-90,
Электронная почта: kiselevsknews.ru@mail.ru

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 71936 от 13.12.2017
Учредитель и гл. редактор: Зубкова Н.А.
При Использование авторских материалов активная и открытая гиперссылка на сайт «Новости Киселёвска» обязательна.
Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей. Комментарии с ненормативной лексикой подлежат удалению.

18+
Яндекс.Метрика